Каббала через замочную скважину. Часть 2

<<<НАЧАЛО

Итак, для хасида важен Двекут – приклеивание к богу, постоянное присутствие его во всем, в словах, делах, мыслях. А еще для хасида важен его цадик. И это уже не лурианская каббала, а хасидизм.

Слово «хасид» значит «благочестивый». А цадик – это «праведник». Но в хасидизме это понятие несколько расширяется, и для них цадик– это не просто праведный человек, это своего  рода святой духовный лидер, пророк, чудотворец, человек, которой постоянно с богом.

И Цадик – главное лицо в хасидизме. Тут надо пояснить, что  священниками (в том числе — потомственными) были коэны. Раввины – не священники, они скорее богословы. А цадик – это, фактически, харизматический гуру  с группой последователей.

Вот они и занимают центральное положение в хасидизме, и каждый учит чуть на своей манер – и версий хасидизма буквально сотни.

Для Цадика  нет нейтрального положения – все, что делает человек или ведет его к богу, или от бога.  Каждое слово и жест должно вести к богу.  И Цадик – это тот, кто полостью всю свою жизнь направил к богу. Он отказался от личной воли и его полностью ведет бог, и даже если его поступки странные – это поступки по воле бога и во имя него. Поступки цадика могут казаться странными, но сомневаться в них не нужно. Цадик – это как мессия, но не для спасения вселенной, а для спасения конкретных людей. Демо-версия мессии.

К Цадикам идут за обучением, спасением, само их присутствие исправляет душу. К ним идут  за советом. А порой и за благословлением на каждый бытовой поступок, вроде покупки машины, или организации праздника.

Кроме упора на роль цадиков, хасиды  начали настаивать на большем  распространении каббалы, не только для ортодоксальных евреев, а вообще, для в всех желающих. Хасиды сравнивают каббалу  с жемчужиной, которую можно хранить, но однажды приходит пора истолочь и сделать из нее лекарство для больного —  то есть пора сделать из каббалы инструмент «лекарство» для всех, а не беречь для кучки избранных

Они же начали трактовать многое в каббале как психологические метафоры (чем вызвали недовольство более ортодоксально настроенных коллег)– например в Ветхом Завете  упомянуты некие «стражи и судьи», и  хасиды  говорят, что это глаза и разум человека, метафорически. То есть, священные тексты  трактуются как описание внутреннего мира человека, а не как описание буквальных событий.

Но главное – экстаз, внутренние переживания, выходящие за пределы разума, можно сказать – измененные состояния сознания.  Говорят, что хасид должен уметь кричать молча и танцевать не двигаясь, даже в покое внутри этот эмоциональный экстаз продолжается, в любом случае. Говорят, что:
«Ха­сид не подобен тому, кто служит своему господину против воли, любовь служения горит в его сердце и он рад исполнить волю своего Творца. Когда душа погружена в глубо­кие размышления  пламень истинной любви внезапно вспыхивает в ней и ликование сокровенной радости охватывает сердце. И все помышление его дум горит в пламени любви к Нему».

И потому для праведника правильно будет не бежать от мира, усмиряя свои чувства, а веселиться, есть, пить, не быть аскетом. Так он, к тому же,  соприкасается с вещами  и исправлению душ заключенных в них душ, спасению тех искр, что заключены в неодушевленных предметах. Даже есть и пить,  нужно, что бы  что бы спасти искры в пище и вине!

И все это может показать странным, даже каким то крамольным – реинкарнация, временный ад, душа у камня, творение мира как катастрофа, люди – сотворцы бога, исправляющие его ошибки, святые праведники, пророки и чудотворцы, пьют и пляшут на столах (без метафор)!

Но все это  — вполне ортодоксальные, традиционные идеи

Там нет единого авторитета,  иудейского Папы  Римского, который диктует правильную веру, есть разные мнения, споры, возражения, но не  более того. А есть и иное – есть то, что отрицается, проклинается. Этакая «каббале на пути левой руки», осуждаемая всеми прочими.

Сабатианство!

Это течение иудаизма, возникшее в 17 веке,  возникшее когда раби Сабтай Цви объявил себя мессией. Не он первый, не он последний, кстати.

Раби Сабатай Цви

Раби Сабатай Цви

Мессия — важная часть иудаизма, там он называется Машиах. Собственно, слов «мессия» — это и есть искаженное «машиах», а «Христос» — перевод этого же слова на греческий.

 Его приход предсказан Ветхим Заветом. Он должен объединить всех евреев, стать буквально царем иудейским, без всяких метафор, должен принести мир на всю Землю, покончить во всеми войнами, соединить сердца детей и  родителей, и так далее, довольно обширный набор пророчеств.

Иисуса евреи не признают мессией именно потому, что он не стал царем, не принес мир, и, в добавок, сам же о себе говорит: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее» — что звучит словно прямой отказ от выполнения пророчеств и роли мессии.

Так что иудеи до сих пор ждут, когда он придет и закончит исправление мира. Он – человек, но он велик и сможет спасти сразу всех. Он как суперцадик, который спасет сразу все души и исправит все, что осталось не исправленным. И регулярно появляются те, кто говорит, что он лично и есть тот самый  машиах! Есть такие и прямо сейчас

Сабатай Цви страдал от чередования сильных депрессивных и экстатических периодов жизни, возможно, от  не сильного маниакально — депрессивного психоза, и искал лечение.

Для чего и  прибыл к специалисту — Натану из Газы, который  использовал духовные практики вроде  медитации, что бы исцелять душевные недуги.

И Натан пришел к выводу, что Сабатай не болен — просто он мессия, машиах! И что он пережил иббур когда в него вселилась душа Илии пророка. Так Натан толкнул его на этот путь и сам  стал его первым последователем

А раз миссия уже  пришел, то теперь каббала и все прочее должно стать доступно всем, и нет больше границ, и нет разницы, кто какой веры придерживался до этого. Поэтому каббалу можно преподавать и не евреям!

Более того — приход мессии все сравнял и нет больше разницы вообще, кто еврей, а кто нет, нет разницы между богами и верами — так что еврей может принять любую веру, это больше не важно! А потому сам Сабатай стал мусульманином, а  его последователи свободно крестились или принимали ислам. Более того — проход мессии, по мнению Сабатая,  должен отменить и все прочие условности, заповеди и законы.

Пришло время полного исправления мира — а для этого нужен весь свет, включая тот, что заключен в Клипот. Его нужно найти, освободить, но это нельзя сделать снаружи – только изнутри. Поэтому нужно погрузиться в Клипот, принять на себя все грехи мира, познать, совершить их  и искупить. И тем самым спасти искры света, божественности, что заключены в них.

И это пут не для всех — только для тех, кто готов, для кого это не потакание себе, а духовный подвиг, сознательное столкновение с грехом, из которого можно выйти победителем, спасая искры света. Религиозная работа под прикрытием, внедрение к врагу для победы над ним!

Что и делали саббатианцы, говоря, что зло служит добру, а грех совершается во имя неба. И что бы спасти все искры света и исправить мир, нужно спасти все Клипот, всех демонов, найти частичку бога в каждом нечестивом поступке, а мессия должен преуспевать в этом больше других, погружаться в тьму и грех в поисках света куда глубже, чем его другие.

Так что его задача, и задача его продвинутых последователей – грешить и нарушать, а не соблюдать, заповеди. И саббатианцы начали есть свинину и работать по субботам (для чего их охотно нанимали другие иудеи, более традиционных взглядов). Так же они сочли, что Галаха – иудейский закон – ограничивает, сдерживает, и должен быть полностью отменен приходом мессии, а потому больше нет ни законов, ни заповедей, и даже сама  Тора более не важна!

Саббатианству сильно сопротивлялись хасиды, и победили. Саббатианство, в итоге, было воспринято как ересь, и хотя оно  было популярно и породило новые течения, саббатианцев преследовали, подвергали гонениям, да и сами они свободно переходили в другие веры, так что постепенно их почти не осталось.