Низшая магия, Лон Майло Дюкетт. Часть 3

лон майло дюкетт низшая магия

ТРИ

Закон притяжения. Сила намерения и знакомство с Линдой Кауфман

«Намерение — это механизм, через который дух трансформирует материальную реальность». Дипак Чопра, «Спонтанное исполнение желаний».

В последние несколько лет мы могли много слышать о Законе Притяжения и Силе намерения. Рискуя вызвать насмешки со стороны наиболее бескомпромиссных волшебников в современном оккультном сообществе, я намерен покаяться с глубине того уважения, которое неизменно питаю к работам Лиузы Хей, Дипака Чопры и доктора Уэйна Даера, среди прочих, кто работает для широкой аудитории, жаждущей получить фундаментальные секреты истинной магии в понятной и простой форме.

Возможно, вы не думали, что белые и пушистые специалисты но Нью Эйдж на самом деле могут вот так, между делом, разбрасываться тайнами высшей магии на публике, с телеэкрана, в промежутке между кулинарным шоу и повтором очередного сериала. Но они могут!  Если магия — это наука и искусство вызывать изменения в соответствии со своей Волей, то механизм работы этой Воли может быть хотя бы частично описан словом «намерение». Теория магии предполагает, что все во Вселенной — результат действия намерения.  Я бы не рискнул пытаться доказывать это громадное и недоказуемое утверждение. Но я не постесняюсь указать, сколько вещей вокруг нас, предметов, изобретений, событий, идей, религиозных и политических движений, даже наше представление о времени, может быть прямо и недвусмысленно рассмотрены как результат намерения.

Возьмите эту книгу в качестве примера: это выражение моего намерения передать немного своих знаний и опыта в области магии как можно больше числу людей; это так же выражение моего намерения подзаработать немного деньжат, что бы оплатить мне крышу над головой, и уважить себя и свою семью, пока меня еще не накрыло старческое слабоумие.

Намерение моего издателя (помимо сказанного) еще и в том, что бы предоставить читателям качественный литературный продукт так, что бы обеспечить максимум выгоды при минимуме затрат, предоставив покупателям книг знания и опыт, который они ищут (особенно тем людям, интересы которых совпадают с философией и интересами издателя). Более того, в намерение издателя так же входит поддержка их сотрудников, подрядчиков, печатников, поставщиков, дистрибьюторов,  и так далее. И уж поверьте мне, писать оккультные книги — это безумно плохой способ быстро разбогатеть. Намерение читателя же, помимо прочего, состоит в том, что бы обогатить свою жизнь знаниями и идеями, представленными в книге, и использовать эту информацию по своему усмотрению.

Магическое намерение имеет много общего с тем, что обычно называют силой воли. При этом оно означает и куда больше, чем прости необходимость сидеть, стиснув зубы, и изо всех сил ждать, что желаемое произойдет. Магическое намерение — это скорее вопрос «видения» того, что вы хотите получить, настолько ясно, что вы словно создаете настоящее живое существо. Столкнувшись с появлением новой творческий силы, Вселенная не будет иметь выбора, кроме как обеспечить неотвратимое появление желаемого на  материальном плане.

В это может быть сложно поверить, однако я постиг силу магического намерения, когда мне было шесть лет. Источником вдохновения для этой операции стала моя одноклассница Линда Кауфман. Она была самой прекрасной девочкой во всей начальной школе имени Джорджа Вашингтона, Лэйквуд, Калифорния. Я всегда старался сесть поближе к ней на уроках музыки и рисования. Ее, вроде бы, забавляли мои выходки, особенно способность лаять, подражая морскому льву. Свою роль играла и обычная жалость, поскольку в это время я был вынужден ходить с помощью костылей из-за тяжелой болезни бедра.

Я был безумно влюблен и лежа в постели, по ночам, фантазировал, как поведу ее на настоящее взрослое свидание в кино. Поправлю сам себя — это не было простой фантазией. Это было идеальным видением идеальной любви. В три года у меня диагностировали болезнь Пертеса в правом бедре. Это серьезная болезнь, разрушающая верхнюю часть бедренной кости, и, что бы избежать полного разрушения, доктор приговорил меня к костылям, которыми я пользовался первые несколько месяцев, как раз когда начал ходить в школу. Только к четырнадцати годам я полностью избавился от болезни.

Но за эти месяцы сцена была отрепетирована в моем сознании  до мельчайшей детали. Вот я одел костюм и галстук. Потом  приехал к ее дому, что бы забрать ее. Встретился с ее родителями. Ее отец приглашает меня войти и угощает коктейлем (как показывают по телику). Линда спускается в прекрасном новом платье и мы едем в кино. Я покупаю попкорн. Мы идем на наши места, делимся попкорном, смеемся. Когда свет гаснет и начинается фильм она берет меня за руку (раз уж я слишком скромный и вежливый, что бы начать  первым), и опускает ее себе на плечи, и могу прильнуть к ней на весь фильм.

Это была прекрасная мечта, и я преисполнился желанием претворить ее в реальность. Во время рождественских каникул 1954 года я подошел к своей матери на кухне, и сказал, что хочу пригласить Линду Кауфман в кино. Я убедил ее позвонит родителям Линды «прямо сейчас»  и договориться с ними. Это был опасный момент. Я словно вызывал опасного демона. Моя мать могла быть непредсказуемой и жесткой. Это была совсем крохотная просьба, но и она могла бы вывести ее из равновесия. Она смотрела на меня несколько секунд, а потом взяла телефон и позвонила матери Линды. Они смеялись и хихикали не меньше часа, но когда, наконец, повесила трубку — дело было сделано.

И в новогодние деньки 1955 года, в прекрасное воскресенье, я и Линда отправились на новый фильм, эпическую экранизацию библейских историй «Серебряная чаша». Мама и мой брат Марк (они пошли вместе со мной, что бы присматривать за нами) ждали в машине, пока я, шикарно разодетый в форменный пиджак начальной школы с галстуком, стучал в двери Линды. Ее отец открыл, пригласил меня войти и предложил присесть. «Выпьешь что-нибудь?» — спросил он. Я не мог поверить, что все это происходит на самом деле. Он налил нам по высокому бокалу имбирного лимонада со льдом. Я никогда его не пробовал раньше — интересно, можно ли считать его коктейлем?

Линда спустилась вместе с матерью и предстала передо мной в своем новом платье. В тот момент мне показалось, что я опьянел от лимонада. Все, каждая деталь, точно следовала моему плану, и я не собирался останавливаться на достигнутом.

В кинотеатре, где все прочие участники мероприятия благоразумно взяли места позади нас, я купил попкорн и мы прошли на свои места. Мы смеялись и жевали попкорн, а когда свет погас и огромный щит Уорнер Бразерс появился на серебряном полотне экрана, Линда, бог мой, любовь всей моей жизни, взяла мою руку и положила себе на плечи, где та и оставалась неподвижной в потном и болезненном экстазе следующие два часа и двадцать две минуты.

Вот тогда я и понял, что мои мечты, мой разум, дают мне силу воплотить желания в реальность. Я знал, что где-то есть какой-то живой разум, живое сердце живого бога, готового воплотить в реальность картины, нарисованные моим намерением. Но большая часть следующих пятидесяти лет ушла на то, что бы понять, что природа этой силы, на  само деле, заключена в Любви, и без этого важнейшего ингредиента никакая магия не будет совершенной.