Низшая магия, часть 1, Л. М. Дюкетт.

лон майло дюкетт низшая магия

Лон Майло Дюкетт.

Низшая магия.

Это все в твоей голове. И ты даже не представляешь, насколько велика твоя голова!

Часть 1.

Перевод — fr. LVX ADONAI (Алексей Игнатов), Школа Таро и магии «Гермополь», www.germopol.ru обучение и консультации.

Благодарности:

Автор хотела бы отметить и поблагодарить следующих лиц, чьи ободрение и поддержку на протяжении были настоящим сокровищем: Констанс Жан Дюкетт, Жан-Поль Дюкетт, Марк Э. Дюкетт, Джудит Хокинс-Тиллирсон, Рик Поттер, Доналд Вайзер, Бетти Лундстед, Кэт Санборн, Патрисия Бейкер, Дэвид С. Уилсон, Джонатан Тейлор, Доктор Арт Розенгартен, Джордж Нури, Джеймс Вассерман, Родни Орфей, Роберт Антон Уилсон, Роберт Ларсон,  Шэрон Сандерс, Майкл Миллер, Майкл Кербер, Ян Джонсон, Брэд Олсен, Чарльз Д. Харрис, Майкл Страдер, Грейди Макмерти, Израиль Регарди, Хелен Парсонс Смит, Алан Миллер, Уильям Бриз, Джон Боннер, Стивен Кинг, и особая благодарность Элисии Галло и всему замечательному коллективу издательства «Llewellyn Worldwide Ltd», за возможность реализовать этот проект и получить весьма приятный опыт.

ИСТОРИИ.

Меня всегда удивляет, как же много людей верит моим историям.

Вашингтон Ирвинг.

Если не считать молчания, то истории  — самая священная форма передачи знаний. Истории о живых. Истории о святых. Истории о богах, сотворивших вселенную, об их творениях, о существах, населяющих эти миры. Истории воплощают в жизнь воображаемые победы и трагедии, взывают к нашему разуму, говорят с нашими душами.

Истории о магии.

К началу седьмого десятка лет моей жизни я нахожу в себе склонность больше слушать истории, чем изучать тексты и вникать в изложенные в них аргументы — а так же все более склонным рассказать истории, а не поучать или раздавать советы. Возможно, это от того, что чем мы старее, тем больше у нас историй, которые можно рассказать, больше опыта, и скрытой мудрости,  добавляющей глубину и рельефность всем знаниям, которые хранит наша память.

Вот поэтому я нахожу, что в преклонную пору моей жизни к теме этой книги можно подойти с новой стороны, с позиции исключительно личного опыта. Это не значит, что в моих лишенных хронологии повествованиях нет общей большой теории или технической информации. Я считаю, что волшебных «как-это-сделать» советов на страницах этой книги вполне достаточно, что бы поддерживать интерес практикующего мага в течении некоторого времени. Но прежде всего,  это история, которая рассказывает, история, которая учит, история, которая раскрывает волшебные секреты «как-это-сделать» (а иногда и «как-и-почему-не-делать») из жизни мага. Однако такой рассказ имеет и свои недостатки, прежде всего потому, что факты, хранящиеся в памяти — штука хрупкая и субъективная.  Боль, стыд, смущение, сожаление, склонность выдавать желаемое за действительное, фантазии и старомодный самообман постоянно угрожают точности воспоминаний. Абсолютная объективность невозможна. Но в отличие от простых смертных, ведущих куда менее осознанную жизнь, маг обязан вести дневник, и может ссылаться на события, записанные в его магическом журнале. И я очень сильно рассчитывал на свои каракули при подготовке этой книги — а уж читать их было самым что ни на есть мучительным испытанием, уверяю вас.

Кроме того, когда рассказываешь истории о магии, приходится учитывать чувства и личную тайну других людей, живых и мертвых, которые могут оказаться частью ее сюжета. За прошедшие годы я имел счастье встречаться и работать со многими яркими и удивительными личностями, многие из которых не слишком известны даже в пределах магической субкультуры, и лишь о некоторых я могу посметь рассказать прямо. Так что, признаюсь, в некоторых местах книги я изменил имена, или внес другие литературные корректировки, позволив некоторым персонажам сохранить их блаженную анонимность.

Я надеюсь, конечно, что этот небольшой сборник воспоминаний вас порадует, но я знаю, что не смогу удовлетворить вкусы и запросы всех читателей. Возможно, эта книга окажется не такой, как вы ожидаете. Возможно, вы будете разочарованы тем, что я не написал еще один учебник или научный труд, разъясняющий грандиозную магическую систему или философскую доктрину. Если и так, то я надеюсь, что вы простите мне отсутствие извинений по этому поводу — я уверен, что в этой маленькой книжке есть кое-то гораздо более важное и мощное — дар историй. Я надеюсь, вы примите его и найдете в этих историях свою правду. И как говорят мудрецы народа Зуни: «правды нет, есть только истории».

ДЛЯ НАЧАЛА ПОГОВОРИМ О СТРАХЕ.

Помяни черта и он появится.
Итальянская пословица

Для мага лучше быть одержимым демоном, чем игнорировать его.
Рабби Ламед Бен Клиффорд

 Печальный факт (с моей точки зрения, по крайней мере), что  далеко не каждый, кто возьмет в руки эту книгу и пролистает страницы, раскошелится и купит ее. Факт и то, что далеко не каждый, кто купит эту книгу и отнесет ее домой, действительно прочитает ее от корки до корки. Поэтому, просто, на всякий случай, я воспользуюсь случаем искажу свое вступительное слово и большими буквами скажу вам главный секрет магии — и жизни:

НЕ БОЙСЯ!

Важно! Если у вас мало времени — не стесняйтесь закрыть книгу вернуться к своей повседневной жизни. Поймите меня правильно. Это хорошо —  быть осторожным. Это хорошо — быть мудрым. Это хорошо — жить размеренно и обдумывать каждый свой поступок, но страх — это яд для вашей магической практики, и яд для самой вашей жизни. Пожалуйста, поймите, я не проповедник, несущий вам Евангелие бесстрашия с мраморной кафедры собственного мужества и праведности. Напротив, я кричу вам о бесстрашии в картонный мегафон моего подлого и трусливого характера.  Когда я начинал свою жизнь практикующего мага, я боялся, казалось, всего на свете. Когда я репетировал свои первые ритуалы Пентаграммы и Гексаграммы я суеверно стремился контролировать каждое биение сердца. Я жаждал увидеть диковинные вещи хоть краешком глаза и записать в дневник самые свои странные предположения.

Я понимаю теперь, что большая часть страхов, которые били меня со всех сторон, на самом деле коренилась  в глубинах моего детского религиозного программирования. Говоря проще, я все еще нахожусь под воздействием своего христианского воспитания — я все еще в ловушке враждебной вселенной, которая сотрясается от громовых раскатов и проклятий грозного бога, который пугает маленьких детей, требуя от них безупречного поведения (так, что они вырастают в послушных и богобоязненных взрослых маленьких детишек). Я был запрограммирован фильмами и книгами на следование этой нездоровой доктрине страха и ненависти к самому себе.

Сегодня, когда я перечитываю те старые дневники, они выглядят довольно глупо и мелодраматично.

Первый раз выполнит Вызывающий Ритуал Пентаграммы Огня. В тот же день позже порвал шнурок и схлопотал изжогу.

Или:

Спал с талисманом Марса под подушкой — приснилось, как труп моего отца поедают морские коньки; проснулся с эрекцией.

Я благодарю богов за то, что в те далекие годы у меня были опытные, всезнающие и компетентные наставники, которые (когда не проецировали на меня свои собственные страхи перед низшей магией) нещадно высмеивали мои детские страхи и помогали развить отношение к магии родственное тому, которое движет учеными, с любопытством исследующими очередное научное чудо. Помните персонажа Лоры Дерн в фильме «Парк Юрского периода», которой пришлось, засучив рукава, погрузить руки в огромную кучу дерьма, что бы найти ключ к проблеме излечения желточных болей у динозавров?  Порой маг сталкивается с еще более неприятными психологическими или духовными проблемами, и ключ к их решению — такие же отрешенные, бесстрашные и целеустремленные действия и непреодолимое стремление к просветлению.

Недавно я получил письмо от мага, который верил, что его перепады настроения и проблемы со здоровьем ничто иное, как результат его магической работы. Вот кусок моего ответного письма ему. Я надеюсь, вы найдете это обнадеживающим.

Дорогой (имя мага)!

Относительно ваших перепадов настроения и проблем со здоровьем в связи с вашей магической практикой замечу, что вполне нормально будет приписать их таким демонам как  гормоны и стресс, обычным для городской жизни в 21 веке. И, чаще всего, простуда или грипп никак не связаны с реакцией на магические операции. Но даже если это и вправду негативная реакция на вашу магическую практику, ваши сомнения и страхи по этому поводу только послужат той сущности, которую вы боитесь, разрешением и поощрением кормиться вашей неуверенностью (а может и что похуже). Пока вы озабочены этой болью или ознобом,  демон питается вами и вы добровольно отдаетесь в его власть, что бы дать демону эти боль или озноб — демон в прямом смысле вызвал вас!

Помните, что вы прошли через множество магических испытаний (за исключением самого последнего), и ничто не нейтрализует силу страшных демонов лучше, чем простое умение не обращать на них внимание. Помните то, что сказано в Liber Librae (прим. Пер — имеется ввиду книга Алистера Кроули «Liber Librae sub Figura XXX»): «Смиряйся пред Самим Собою, но не страшись ни человека, ни духа. Страх есть поражение и предвестник поражения; отвага же — корень добродетели».

ОДИН.

Учение и ритуал низшей магии.

(Dogme et ritual de la bas magie)

Был понят мир,

И видел ты, что он был хорош,

Танец в тонкой манере

Алистер Кроули

Признаюсь, что название этой главы — ничто иное, как отсылка к выдающемуся оккультисту 19 века Элифасу Леви и его классическому труду «Учение и ритуал высшей магии», «Dogma et Rituel de la Haute Magie». Пожалуйста, не нужно думать, что эта маленькая непочтительная выходка продиктована стремлением любой ценой сравнить свою работу с этой бессмертной книгой Леви.  На самом деле они совершено разные — как день и ночь. И я чувствую необходимость с самого начала расставить все по местам и пояснить, что я подразумеваю под «низшей магией» и «высшей магией». Честно говоря, мне становится не по себе от обоих терминов. Оба они, в равной мере, не верные, искаженные, злокозненные,  неверно понимаемые и вводящие в заблуждение.

Некоторые церемониальные маги называют свое искусство высшей магией, надменно отделяя его от низшей магии, колдовства. Напротив, некоторые колдуны и неоязычники используют тот же термин саркастический, что бы выставить церемониальных магов простыми снобами. Практики-каббалисты, полагающие что именно их изыскания и есть истинная высшая магия, используют этот же термин, что бы дистанцироваться и от колдунов и от церемониальных магов. Есть и другие, кто называет низшей магией все простые природные церемонии («открытая магия»), противопоставляя их церемониальной магии а-ля Золотая Заря или система Алистера Кроули («закрытая магия»). В этом случае термины «высший» и «низший» служат нейтральными с моральной точки зрения названия для двух разных магических школ; просто два течения, разные по своим методам и применению, в разной степени привлекательные для людей с разными вкусами и духовными запросами. И тогда низшая и высшая магия относительно счастливо обитают в своих собственных мирах, как два разных магических бренда.

И многие другие, кто определяет границу между «высшестью» и «низшестью» магии через сложные и выходящие за пределы темы разговора отличия в способах проведения ритуалов и тонкости обустройства храма. Для этих людей термин «высшая магия»  относится к формализованным методам эффективного воздействия на окружающий мир через обращение за помощью к богу и небесной иерархи добрых архангелов, ангелов, гениев и духов. А термин низшая магия» к формализованным методам эффективного воздействия на окружающий мир  через обращение за помощью к Дьяволу (или дьяволам), падшим ангелам, злым духам и демонам. Разумеется, что  бы всерьез рассматривать достоинства последней точки зрения человек должен быть посвящен в какой-то очень практичный вид духовной жизни — такой, которая поддерживается (и объясняется) доктринами и святыми писаниями христианской, мусульманской или иудейской религии. Для удобства, я буду впредь обобщенно (и с уважением) называть эти, основанные на Библии, религии термином, который я сам придумал специально для таких разговоров. Это слово:

 «Chrislemew»

(видите, как вольно я обращаюсь со словами!)

(прим. пер. — слово, которое Дюкетт использовал с книге «Боги, ангелы и демоны нового тысячелетия», и которое обрело некоторое самостоятельное  хождение  для обозначения авраамических  религий и их последователей; я встречал фразу «Chrislemew holy names» для обозначения каббалистических священных имен, традиционно вписываемых в магический круг, например. Возможно, сочетание слов «сhristianin, moslem,  jew»  -«христианин, мусульманин, еврей». Русское «Христиманинрей» уж очень коряво, так что оставлю слово на языке оригинала).

Одна из популярных интерпретаций этих учений уверяет, что человечество поймано в ловушку  между вечно воюющими абсолютно добрым  Богом и его святой армией на небесах и прислужниками абсолютно злого Сатаны  в аду. По причинам, известным только Богу, Дьявол и его команда постоянно влияют на жизни людей. Более того, согласно этой теории им вменено в обязанности соблазнять человеческих существ и подталкивать их нарушению забавного сборника заповедей и божественных указаний, к отказу от иррациональной веры и слепого послушания, которые (если полностью точно следовать доктрине) нужны для того, что бы заработать себе посмертный билет в рай, в вечное блаженство с Богом и его ангелами.

Это ограниченный и в высшей степени дуалистичный взгляд на вещи, в котором все предельно просто. Бог — добрый. Дьявол — злой. Ангелы — хорошие. Демоны — злые. Адские вещи — низменные. Для тех, кто принял Chrislemew мировоззрение, не стоит вопрос следовать ли им по пути высшей или низшей магии — это и ежу понятно. В конце концов, кто в здравом уме решит связываться с опасными и лживыми демонами, если можно легко и безопасно обратиться за помощью к небесным покровителям, добрым ангелам Бога Вседержителя?

Со своей колесницы, запряженной небесным благочестием, высшие маги презрительно смотрят на магов низших, которые ради достижения своих гнусных целей готовы и желают предложить свои развращенные души злым духам в обмен на мимолетную власть исполнить свои капризы — навредить врагу, сглазить  соседскую корову или затащить в койку несговорчивую красотку. Сегодня в мире очень много людей (магов и не магов) верит в эту игру духовных сил, и это, конечно, их право; в конце концов для многих бог/дьявол, рай/ад, ангелы/демоны — это тот привычный фундамент, на котором строится превратное, но такой удобное здание  доктрины «верую в Отца Небесного».

Я, конечно, не хочу обидеть чью-то искреннюю веру (и я готов поднять правую руку и поклясться, что «некоторые из моих лучших друзей — Chrislemews»), я, однако, должен быть честным. Сам я не верю ни в какого всеобщего антропоморфного бога. Я не верю ни в какие небеса, на которых я после смерти смогу получить награду за праведную веру, или преисподнюю, в которой меня будут наказывать если я не верил как подобает. Факт, что считаю ужасной ошибкой и  страшным духовным ядом всю картину такого мировоззрения, ошибкой ужасной и трагической, постоянно преследующей разум западного человека на протяжении тысячелетий; считаю все это примитивной суеверной фантазий; кошмаром, который словно вирус страха и ненависти к себе заражает души людей; раковой опухолью сознания, которая требует, что бы все мужчины, женщины и дети преклонились перед великим обманом, заставляющим верить, что наша человеческая природа делает нас нечистыми и проклятыми в глазах гневного бога.

Делает ли  меня атеистом отказ от буквального принятия духовного учения Chrislemews? В глазах тех, кто строго следует религиозным доктринам, наверное, да, делает — но, безусловно, у меня иная точка зрения. Я горячо верю в высший разум (и даже преклоняюсь перед ним), который является конечным  источником всего проявленного и не проявленного бытия. Я верю, что я, вы, и все прочие монады есть части этого высшего сознания. Моя мораль (если вы в самом деле хотите это так называть) основана на уверенности, что конечная природа этого трансцендентального сверхъестественного Доброго Бога — которого мы никогда не сможем понять и адекватно осмыслить нашими мозгами — который все объемлющ  и вне которого нет ничего, вообще ничего. (прим. Пер. — Добрый Бог — попытка передать игру слов, Дюкетт пишет «Good»- как смесь «good» — хорошо, и «God» — бог).

Благость этого высшего божественного бытия нужно писать с большой буквы и я называю ее:

 Большой  Б

(я снова придумал свое собственное слово, привыкайте, я намерен делать это довольно часто). Этот Большой Б поглощает все дуалистические понятия. Он поглощает и нейтрализует все понятия, которые оказались настолько малы, что обзавелись своей противоположностью — например, понятие бога, который оказался настолько мал и несовершенен, что вне него  осталось место для докучливого дьявола, который бегает вокруг и постоянно создает проблемы; а так же таких концепции как добро и зло, тьма и свет, высший и низший.

Возможно, разум наших предков не был достаточно развит, что бы осознать всю благость Большого Б. В конце концов, в эпоху, когда были придуманы Chrislemew и до-Chrislemew учения, наши умы еще не были отягощены знаниями о силе тяжести, скорости света, вращении Земли или ее движении вокруг Солнца, черных дырах и природе пространственно-временного континуума. Возможно, тогда все это было способом убежать от реальности, спрятаться от страхов в продуманной системе раздачи боли и удовольствия, кар и наград. Возможно тогда — но не сейчас!

После сорока лет изучения магии и магических практик, я могу прийти к заключению, что магия — это магия. Это духовное искусство, с помощью которого мы собираем и направляем совершенно естественную и морально нейтральную силу, источником которой является высшее сознание, высший разум. В умелых руках и подходящей обстановке применение магии может быть созидательным или разрушительным, полезным или вредоносным. И это не магия добрая или злая, низшая или высшая — это все маг.

Не важно, насколько он сам себя считает набожным и благочестивым, неважно насколько альтруистические мотивы им движут, не важно, насколько он будет точен и красноречив во время инвокации, выполняемый с целью заручиться благосклонностью Бога и служащих ему ангелов, если он еще не осознал всю картину в целом и не достиг определенной духовной зрелости, равновесия в уме и чистоты в сердце, если он еще не готов понять и признать относительность самой борьбы относительного добра с относительным злом. Как стрелок, палящий из пистолета в полной темноте, такой маг не способен точно попасть в цель, не способен понять, как то или иное магическое действие будут или не будет способствовать достижению его интересов. И напротив, если маг находится в контакте с Большим Б, то для него нет дьявола или зла, нет ангелов слишком падших, нет демонов слишком грязных, что бы они не могли служить его Великому Деланию.

Много лет назад я, наивный и безнадежно молодой маг, вызывал Оробаса, одного из демонов Гоэтии, ставя целью изменить свою нищую и беспорядочную жизнь к лучшему — сохранить свою семью, обеспечить материально жену и детей и дать мне самому эмоциональную стабильность, что бы я мог спокойно предаться своему Великому Деланию. Для моего наивного  и неискушенного ума это был акт черной магии — я собирался встретиться с самим Дьяволом и тем самым пойти против моей тогдашней учительницы. Фактически, когда я сказал ей на что собираюсь пойти от отчаяния, она категорически мне запретила проводить ритуал. Когда я спросил ее, совершала ли она сама нечто подобное, она ответила: «Конечно нет, это же низшая магия!». В приступе магического непослушания я все равно это сделал. Я считал, что мне это нужно сделать. Я должен был достигнуть успеха, потому что в тот момент моей жизни провал был для меня немыслимым.

Я был испуган и неловок. Операция почти сразу обернулась комедией страшных и болезненных ошибок, и оказалась больше похожа на несчастный случай на производстве или последствия нервного срыва, чем на магическую церемонию. Пико же церемонии, выполнявшейся в условиях «вопрос жизни и смерти» стало противостояние и борьба с самым реальнейшим демоном, полностью ответственным за все плохое в моей жизни — со мной. Это была совершенно сумасшедшая затея — вытащить из глубины меня  самого все худшее во мне, мои худшие опасения, худшие черты характера, мои худшие страши, стыд, вину. Я не знал тогда, что все идет именно так, как должно. В магии царя Соломона все именно так. Демон был всем худшим во мне самом. Наконец до меня дошло, что я успешно вызвал демона в ловушку своего магического треугольника и что у меня нет выбора, кроме как обуздать его и направить его чудовищную силу на выполнение моих приказов. И что с этого момента демон будет работать не против, а на меня.

Я пропущу детали, достаточно сказать, что в течении считанных минут после завершения этой неуклюжей церемонии началась цепь драматических событий, которые с головокружительной скоростью дали мне все, что требовалось от Оробаса. Но настоящим чудом была не сделка с демоном, покорным воле мага, а чудо магии, заключенное в смирении демонов собственного характера. Черная полоса закончилась, я стал другим человеком — человеком который стремился спасти свою семью, материально обеспечить жену и ребенка, и на многие дни, месяцы и годы запасся эмоциональным равновесием, для свершения Великого Делания.

Я первых строках этой главы я говорил о Элифасе Леви «великом эзотерике 19 века». И я не назвал его магом. Месье Леви повсеместно считается отцом современной высшей магии, но он не был практикующим магом. Он был блестящим ученым, святым человеком, учителем и оккультным философом, но за исключение одного-единственного интересного опыта в области некромантии, в котором, по его словам, он не вполне преуспел, но не практиковал магию.

Я практикую магию. На самом деле, если посмотреть как я жил, просыпался и засыпал — все это было одной сплошной магической операцией. Итак, мой дорогой читатель, на протяжении этой книги я расскажу тебе истории магических операциях, которые я совершил, не просто прочел о них,  не просто пофантазировал, не просто обдумал, а именно фактически и бескомпромиссно воплотил в реальность то, что можно смело назвать операциями «низшей магии».