Низшая магия, Лон Майло Дюкетт, часть5

лон майло дюкетт низшая магия

Пять

Мои планетарные талисманы.

Будучи магом последние 35 или около того лет, я, с помощью как традиционных, так и запретных способов, пытался вызывать изменения в моей жизни в соответствии с тем, что я считаю своей Волей. Я говорю «считаю своей Волей», поскольку не достиг того уровня духовного развития при котором можно быть точно уверенным в том, что представляет собой моя Воля на самом деле. Не думайте, что из-за того, как долго я практикую магию я обрел незамутненное видение своей истинной Воли и считаю себя просветленным мастером. Это не так. Что я обрел за это время — так это большой опыт; и этот опыт (по крайне мере потенциально) является основой для обретения мудрости. Чего, естественно, не случится, если я не смогу точно вспомнить и оценить этот опыт, извлечь из него уроки и использовать их для своего магического развития. Поэтому я считаю жизненно важным для магов сохранять записи о своих подвигах. Как я уже упоминал ранее, работая над этой книгой я немало покопался в пыльных старых коробках и ящиках, извлекая и упорядочивая записи о своих магических приключениях и злоключениях. Для меня чтение старых своих дневников никогда не бывает приятным опытом. Каждый раз, когда я заглядываю в свои старые записи меня прямо парализует от тошнотворной смеси изумления и смущения. Я начинаю скрипеть зубами и корчиться, заново переживая старые события мысли, идеи, бредовые предположения того мелкого, эгоистичного, наивного дурака, который разиня рот таращился на меня из зеркала еще вчера.
Этот болезненный опыт изучения своих старых записей дает мне возможность оценить перспективу моего духовного роста. Я так же могу, в ряде случаев, точно определить тот момент, когда мои магические действия (будь они высокими или низкими) произвели в моей жизни изменения в согласии с моей Волей — тот момент, когда что-то резко менялось в моей жизни и в жизнях окружающих. Фактически вы читаете на этих страницах именно о результатах моих магических операций за последние 35 лет.
Примерно за год до своего вызывания Оробаса я переживал серьезный кризис в своей жизни. Было мне 26 лет от роду, я был женат и имел двухлетнего сына. Я отчаянно пытался распрощаться с нездоровыми мечтами о карьере музыканта и навести подобие порядка и стабильности в своей жизни. За несколько лет до этого, движимый духовным голодом, я вошел в мир Западной магии, получив посвящение и степени в Мистический Орден Розы и Креста, Орден Мартинистов и Орден Строителей Святой Обители (B.O.Т.А.).
Но какими бы увлекательными не было мое обучение, оно было именно этим — обучением. А между тем моя жизнь требовала перемен. Я не хотел просто изучать магию; я хотел творить магию. Но какую магию? Я слышал много зловещих историй о опасности занятия магией и отчаянно хотел найти способ начать практиковать ее без лишнего риска.
В начале января 1975 года, в старом и душном книжном магазине в Норд-Лонг-Бич я купил инструкцию Израэля Регардье «Как сделать и использовать талисман». Я уже был знаком с работами Регардье и прочел несколько его классических магических текстов. Но эта маленькая книга, однако, была совсем иной. Это было именно пособие по практике магии «как это сделать». Здравомыслие Регардье и его доходчивое изложение мгновенно рассеяли все мои опасения. Изобилие рисунков и схем (которые я тут же скопировал в свой магических дневник) сделало эту книжку настоящей сокровищницей. Я не мог ждать, пока достигну нужно магической степени. Прочитав эту книжку несколько раз я уже точно знал, что мне нужно делать.
Регардье говорил, что планетарные талисманы могут быть полезны в преодолении неблагоприятных аспектов в гороскопе. Я знал о проблемах в своей натальной карте, поэтому позвонил своему брату Марку (он астролог) и спросил, какие планеты могли бы быть мне полезны. «Все» — холодно ответил Марк. Но, поскольку именно он составлял мою карту, он все же посоветовал для начала получше подружиться с Луной.
Имя при себе книжку Регардье в качестве гида, 23 января я начал подбирать символы для талисмана Луны. В полночь 27 января я освятил его в мной же придуманной церемонии и окропил каплями росы, который выпали в лунном свете на мой Крайслер 1932 года.
Мой талисман Луны был самой красивой вещью которую я только мог сделать своими руками. Это был двойной круг из плотного картона. Я составил сигилы духа и гения Луны по планетарному квадрату, который взял в той же книге и нарисовал серебристой краской на фоне темно-фиолетовых кругов на лицевой и обратной сторонах талисмана. На другой половине талисмана я, то же серебром, нарисовал слоновью голову бога Ганеши (которой связан с влияниями Луны), а на другой стороне — планетарные и геомантические символы. По периметру вписал на иврите божественное имя и имя Архангела, а по периметру обратной стороны — часть 72 Псалма: «во дни его процветет праведник, и будет обилие мира, доколе не престанет Луна».
Когда я закончил, я любовно упаковал талисман в полотняный мешочек, сшитый фиолетовыми нитками. На мешочке серебряной нитью вышил полумесяц. Я очень гордился собой, но пока еще не чувствовал волшебства. Я носил его при себе несколько дней и чувствовал себя довольно странно — словно я имею теперь право делать что-то, но не знаю что. Я не был вполне уверен в том, что делать дальше. Ответ пришел (как и многие важные ответы в моей жизни) пока я принимал душ. Я должен сделать все семь планетарных талисманов!
В течении следующих четырех месяцев, с помощью книжки Регардье, я существенно улучшил свои художественные и магические навыки и создал полный набор из всех семи планетарных талисманов. И были они один другого прекраснее. Порядок, в котором я их создавал и освящал, соответствовал тяжести проблем, связанных с положение Планеты в моей натальной карте. Я освятил талисман Марса 6 февраля. За это время в освоил ритуалы Пентаграммы и Гексаграммы, которые с тех пор стали неотъемлемой частью моих ритуалов освящения талисманов.
Юпитер был следующим, я освятил его талисман 27 февраля (День рождения Констанс),а ровно через месяц освятил талисман Венеры. Талисман Венеры вызвал самые яркие эффекты. Мои сны наполнились яркими эротическими сценами, которых я не видывал с самой юности. Они продолжались до самого 4 апреля, когда я освятил талисман Меркурия, и мои сны стали тревожными и запутанными (ну и ну!). Я начал талисман Сатурна по 10 мая и освятил его в полночь на 13. на следующий день я начал собирать символы для своего седьмого и последнего талисмана. На него ушло десять дней. Я освятил его 24 мая, во время лунного затмения. Мой арсенал планетарных талисманов стал полным.
В течение всего времени изготовления талисманов и месяц спустя жизнь в томе Дюкеттов оставалось унылым хаосом, полным разочарований и отчаяния. В попытке заработать деньги как-то еще, кроме как пением в барах, я подался в маляры и мы переехали в долину Сан-Габриэль. Но как оказалось там никто не собирался мне платить за мою (весьма, кстати, халтурную) работу и мы оказались в задымленном городке Ла-Верн в Южной Калифорнии, без работы и без денег.
11 июля наступил мой худший в жизни день рождения. В 11-15 утра я заперся в своем магическом храме, оборудованном в спальне. Зажег свечу и поставил ее на алтарь. Я равнодушно выполнил Изгоняющие ритуалы Пентаграммы и Гексаграммы, сел и попытался начать медитировать. И не смог. Чтобы как-то себя подбодрить я достал из сумки свои заветные талисманы и залюбовался каждой их великолепной деталью. Я касался их своими пальцами и шептал слова силы и имена богов, ангелов и духов, написанные на них. Наконец пришел момент навести порядок в мое хаотичной вселенной. Я положил талисман Солнца в центр алтаря и окружил остальными шестью талисманами в том порядке, в каком идут планеты в Гексаграмме. Они были так идеально красивы. Даже не знаю как описать, что я чувствовал в тот момент. Я колебался между депрессией и восторгом. Подавлен от мысли, что эти талисманы — единственное, что я сделал в своей жизни и восторгался от того, что сделал их так хорошо. Я посмотрел на часы. Был почти полдень, время вернуться к Констанс, маленькому Жан-Полю и именинному торту. Они оба смеялись на кухне. Я тоже начал смеяться. В этот простой момент — прозрение, достойное фильма Фрэнка Капры — я понял, как много хорошего в моей жизни. На самом деле я был самым счастливым человеком на земле.
Моя тоска улетучилась. Я записал эту перемену на счет моих талисманов. Я смотрел на них, выложенных на алтаре и понимал, что они уже никогда больше не будут для меня настолько красивыми и важными, как в тот момент. Через несколько недель их цвета поблекнут, краски потрескаются, края помнутся. Может быть я найду их через много лет, те, что еще уцелеют — просто истлевшие кусочки картона. Я хотел сохранить их в своей памяти именно такими, в зените их славы — что бы их красота никогда не померкла, а власть никогда не ослабела.
Не было хорошей идеей держать эти талисманы на алтаре или прятать с стерильных мешочках. Нет! Они должны буквально стать частью меня. Больше того — я должен использовать эту магию что бы превратить себя в кого-то другого — кого-то нового. Я должен поглотить силу своих драгоценных планетарных детей и взрастить ее в утробе моей души. Я должен пропитаться их магической энергией и породить тем самым внутри себя новую личность.
Один за другим я радостно придавал свои талисманы огню алтарной свечи. Я вдыхал тепло и свет, пока хрупкая шелуха бумаги и красок превращалась в чистый белый пепел.
Это был полдень, 11 июля 1975 года — мой первый миг в моей жизни в качестве мага.